ВОЙТИ

Официальный сайт журнала
"В мире Растений"

Время пришло

Его имя — Сергей Мейтув — знакомо не слишком широкому, но элитарному кругу поклонников современного искусства. Архитектор по образованию, он совсем недолго проработал в одной из мастерских столицы и, увлекшись живописью, вступил в клан свободных художников, а скорее, вольных странников. Полгода Сергей проводил в Коктебеле, и эта кимерийско-татарская деревушка у подножия Кара-Дага с мая по октябрь становилась для него домом и художественной мастерской, клубом знакомств и местом встреч с друзьями.

Первая слава пришла к Сергею Мейтуву вместе с акварелями — в них легко прочитывались и привязанность художника к восточному Крыму, и увлечение Волошиным, а еще дар передавать буквально несколькими мазками непостижимомистическую суть кимерийской натуры. В переломные 90-е Сергей сошел с привычной орбиты. И мы не удивились, понимая, что открытый, улыбчивый, обаятельный и невероятно талантливый человек, дарит себя жителям какого-нибудь цветущего уголка планеты, далекого от запыленной и прогорклой России. Но вдруг оказалось, что, объездив мир, Сергей снова сочиняет картины и стихи в своей маленькой московской квартирке на «Октябрьском поле». Только из художника-акварелиста он превратился в мастера совсем иного жанра. Он стал мифотворцем, скульптором фантастических сюжетов и невероятных судеб.
— Сергей Львович, а как складывались Ваши отношения с миром растений, цветов? Когда Вы впервые заметили их присутствие?
— Я, верно, вас удивлю, если скажу, что цветы долгое время я не просто не замечал, я их ненавидел. Особенно те, что были срезаны и собраны в букеты. В моем воображении они крепко связались с разными непонятными, неприятными и даже пугающими событиями. Свадьба, похороны, встреча ветеранов, юбилей, проводы на пенсию и прочее, — все, что зовется словами «торжественное мероприятие», от которых во рту приторно-сладко. Букет гладиолусов я всегда нес в школу 1 сентября, и этот, объективно говоря, красивый цветок, на долгое время стал для меня печальной приметой окончания лета и вольной жизни. А еще помню, как впервые увидел похороны — я был испуган этим зрелищем и бежал прочь, пытаясь стереть из памяти восковое лицо в окружении белых цветов, избавиться от тленно-сладковатого запаха (как теперь понимаю, запаха увядающих растений), который еще долго преследовал меня. Но связь одного с другим ощущаю до сих пор. Что такое срезанный цветок? Живая сущность, насильно лишенная жизни? Символ мгновения? Знак скоротечности жизни и близкого увядания? Даря друг другу шикарные букеты, провожая цветами в последний путь, люди бессознательно подчеркивают ими и скоротечность торжества, и мгновенность радостного праздника и вообще быстроту всей жизни. Я и в живописи не люблю все эти фламандско-голландские натюрморты с убитыми птицами, лежащими подле ваз с громоздкими, пышными букетами, составленными из несочетаемых друг с другом цветов. Одно к одному — птицы, лишенные жизни, и срезанные цветы. Подобное с подобным. 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Сообщения блога

Травы в кляре
20.05.2019 12:38:00
ht3.jpg
Вот и подходят на грядках зеленные культуры и пряные травы. Соскучившись за...
Читать далее >>>
Написал(а): Гудвин Галина

Сообщения форума

Как хранить и сажать И... (11.07.2019 22:47:48)
Читать далее >>> Написал(а): Pandorin