ВОЙТИ

Официальный сайт журнала
"В мире Растений"

Опасная зона

Английский король Генрих II Плантагенет, правивший страной в XII веке, имел возможность убедитьсяСтаринная гравюра с изображением лабиринта в Вудстоке, по описанию Майкла Драйтона в справедливости этих слов.

У любвеобильного монарха было немало внебрачных связей, однако в те времена королевы терпеливо сносили подобные шалости царственных супругов. Тем ни менее жена Генриха, Элеонора Аквитанская, была не на шутку раздосадована его нескрываемой страстью к Джоан Клиффорд, за свою необыкновенную красоту прозванную Розамундой, что в переводе означает «роза мира».
Опасаясь козней супруги, Генрих приказал построить для возлюбленной тайное убежище возле своего замка в Вудстоке, окруженное садом с таким замысловатом лабиринтом, что пройти к жилищу Розамунды можно было только с помощью путеводной нити. Полагаю, вы догадываетесь, как развернулись события: королева раздобыла нить, проникла в центр лабиринта и убила соперницу.
Роза ‘Rosamunda’ названа именем прекрасной Джоан Клиффорд Так утверждает легенда, хотя на самом деле Розамунда окончила свои дни в монастыре Годстоу, где и была похоронена рядом с алтарем. Королевский замок был разрушен в годы Гражданской войны, однако говорят, что до самого последнего момента призрак красавицы бродил по его гулким залам, ожидая короля. Когда чиновники парламента Кромвеля прибыли в Вудсток для описи имущества, призрак Розамунды встретил их откровенно враждебно, швыряя в незваных гостей камни, переворачивая по ночам постели и обливая спящих холодной водой.
Стриженые изгороди, словно ширмы, надежно скрывают гуляющих от любопытных взоров Легенда о лабиринте в Вудстоке, получившем название «Приюта Розамунды», стала популярна во времена Елизаветы I с легкой руки поэта Майкла Драйтона, современника и приятеля Шекспира. Полагают, что лабиринт существовал на самом деле. Как бы то ни было, легенда о Розамунде отражает исключительную популярность этих живописных зеленых сооружений среди влюбленных — игра в прятки и фривольные погони нередко оканчивались там сладостной свободой действий. Впрочем, в обширных парках и лесных угодьях лабиринты влюбленным не требовались вовсе, густые деревья обеспечивали вполне надежное укрытие от любопытных взоров. В гринвичском парке Лондона до сих пор сохранился могучий дуб, бывший свидетелем пылкого романа и тайных свиданий Генриха VIII и Анны Болейн.
Садовые строения эпохи барокко отличались вычурностью и помпезностьюВернемся, однако, к садам. Здесь возможность желанного уединения традиционно обеспечивали увитые зеленью беседки и павильоны, китайские пагоды, киоски в восточном стиле, рустикальные хижины, скрытые среди густой растительности гроты и масса прочих сооружений. В особо богатых поместьях эти постройки возводились с истинным размахом. К примеру, в XVIII веке в пейзажном парке Стоурхед была создана — ни много, ни мало! — копия знаменитого римского Пантеона.
В викторианской Англии понравившееся садовое строение можно было заказать по каталогу, подобно современной мебели из специализированного магазина, оно прибывало к заказчику в разобранном виде. И хотя официальным назначением таких построек было обеспечить возможность полюбоваться красивым видом или устроить послеполуденное чаепитие, они нередко использовались для совершенно иных забав. Некоторые ландшафтные архитекторы не только не скрывали, но даже откровенно подчеркивали фривольное назначение подобных сооружений.
В затененной беседке можно не только скрыться от полуденной жары, но и предаться рискованным занятиям в приятном обществе Так, в Уэст-Уайком парк, загородном поместье лорда-канцлера Фрэнсиса Дэшвуда (XVIII век), известного эксцентрика, бонвивана и основателя Клуба адского пламени, на вершине холма был воздвигнут окруженный эротическими статуями Храм Венеры. Рядом с ним из земляных насыпей недвусмысленной конической формы били струйки фонтанов в обрамлении красных цветов.
Скамейки вдоль «любовных аллей» были рассчитаны только на двоихВо многих садах и парках прокладывались специальные «любовные аллеи», завершающиеся скамейками (естественно, рассчитанными только на двоих!) и закрытыми беседками, нередко снабженными ложем. Эти «дворцы любви» украшались фривольными статуями и фресками игривого содержания, настраивающими посетителей на соответствующий лад.
Разумеется, и в небольших городских садах Купидону находилось место. Известный английский мемуарист XVII века Сэмюэль Пипс наслаждался вдвойне приятным обществом своей супруги и служанки Мерсер (проказник!) не где-нибудь, а в саду позади своего лондонского дома. Случалось, что такие вечерние времяпровождения приводили к раздорам между миссис Пипс и служанкой — принимая во внимание обстоятельства, стоит ли этому удивляться?
Сэмюэль Пипс был не единственным любителем вдвойне приятной компанииК концу XVIII века вместо открытых прогулочных аллей в садах стало модно прокладывать тропинки между деревьями и кустарниками, скрывающими гуляющих от посторонних глаз. Знаменитый ландшафтный дизайнер того времени Джон Лодон советовал располагать эти маршруты таким образом, чтобы они исчезали из вида за пышной растительностью, и устраивать вдоль них места уединения. Нередко эти части сада превращались в настоящие «чепыжники», истинный магнит для влюбленных парочек и романически настроенных натур. А для юных девиц подобные заросли были единственной возможностью избежать недреманного ока постоянно сопровождавших их пожилых компаньонок и дуэний.
В этом саду маленький зеленый альков завершает «любовную аллею», а украшающее его скульптурное изображение проказников‑купидонов способствует созданию определенного настроения Со временем на смену кустарникам начали приходить розовые кусты, и к концу викторианской эпохи розарий стал обязательной принадлежностью каждого уважаемого сада. Чаще всего он располагался вдали от дома, что еще более привлекало к нему определенную категорию гуляющих. Будучи цветком богини любви Венеры, роза во все времена ассоциировалась с обликом романтического сада. В увитых ароматными лозами беседках делались страстные признания и предложения руки и сердца, украдкой срывались поцелуи, проливались слезы перед разлукой.
По мнению некоторых, сад, любовь и розы — исключительно опасное сочетание Как видите, на протяжении всей истории человечества сад был сценой любовных приключений: здесь встречались, влюблялись, ухаживали, клялись в верности и во многих случаях даже праздновали свадьбу! Неудивительно, что именно в саду разворачивается действие средневекового бестселлера — «Романа о розе» Гийома де Лорриса, сюжет которого строится на поиске поэтом аллегорической возлюбленной. Сад, любовь и роза — более романтического сочетания и быть не может! Впрочем, в том, что одни считают романтикой, иные видят угрозу. Вышедшая в1933 году в Англии книга по этикету для молодых девиц открыто объявила сад опасной зоной, настойчиво рекомендуя юным читательницам избегать его коварной атмосферы. «Не поощряйте любовных признаний,— советовала автор книги Алиса Моутс,— и избегайте романтической атмосферы залитого лунным светом сада». Ну, что на это скажешь?

Материал опубликован в ноябрьском номере 2013 года.

Комментарии

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Сообщения блога

Травы в кляре
20.05.2019 12:38:00
ht3.jpg
Вот и подходят на грядках зеленные культуры и пряные травы. Соскучившись за...
Читать далее >>>
Написал(а): Гудвин Галина

Сообщения форума

Рассада.  (07.09.2019 14:59:01)
Читать далее >>> Написал(а): Hagar666