ВОЙТИ

Официальный сайт журнала
"В мире Растений"

Счастливая Судьба…
Рейтинг: 
 / 0
Плохо Отлично 

Чем ближе подъезжали к месту назначения, тем сильнее Света переживала. Виду не подавала: тихо сидела на пассажирском месте, вроде бы спокойно слушала музыку, приглушенно льющуюся из динамиков, заставляла себя улыбаться, поглядывая на обступивший дорогу осенний лес, а сама украдкой то и дело бросала взгляд на мужа.

Алеша вел машину сосредоточенно, был непривычно молчалив и — она чувствовала это — тоже нервничал.
Да, наверняка так и есть! Ситуация деликатная, даже скользкая, окончательно решила Света: влюбился! Влюбился, и теперь едет в гости, а ее, жену, оставить дома, конечно, не смог, все-таки с совестью человек, да и клятва Гиппократа…
Господи, одернула она себя, да при чем же тут Гиппократ?! О клятве верности речь, вот о чем!
Верность-ревность, ревность-верность… Ревную, призналась она себе. Никогда такого не было, а сейчас ревную. Да и не сегодня это началось.
Выходила за Алешу — в те времена, для нее, молоденькой (да и нынче не старая), он был не иначе как Алексей Павлович, а еще Добрый Доктор,— выходила за него по безумной любви. Взаимной, между прочим! Ну и что же, что он намного старше? Такое бывает, ничего страшного! Даже наоборот! И вообще, это была Судьба: такой мужчина, просто чудо, а закоренелый холостяк… Словно бы всю жизнь ждал ее, Свету. И дождался, и она тоже дождалась.
И все было хорошо, как в сказке! Но вот же, вдруг появились у Алеши пациенты… с этим чудо-препаратом (под стать Алеше чудо, все говорят, Дьюралан называется, для суставов, в безнадежных, казалось бы, случаях помогает)… да коли бы пациенты, а то — пациентки! Особенно одна… Ведь никогда он с пациентками, а тем более с пациентками близких отношений не заводил, а тут…
Нет, возразила себе Света, заводил, конечно. Со мной вот завел. Куда уж ближе — женился! Но это другое, другое! Это же Судьба! А тут какая-то Серафима, сначала все уши про нее прожужжал, потом домой к ней ездил, и не раз… Говорил, конечно, что по медицинским делам ездил и что вся семья этой Серафимы там была, и муж, и сын с невесткой. Прямо восторгался: какая хорошая семья! А Серафима такая умница, а уж хозяйка-то! А соленья-варенья у нее всех видов, и свежие фрукты-овощи с дачи! А то, а се!
Или мужа на самом деле не было, царапнула Свету мысль. Да и сына с невесткой… поди проверь…
И вот потащил теперь молодую красавицу-жену. В гости. На дачу, спасибо хоть не к самой Серафиме, а к брату ее, Сергею Петровичу. С ночевкой. С ночевкой!
Еще чуть-чуть, сказала себе Света, и перестану я быть покорной женой-девочкой. А стану… скажем, строптивой! Вот увидит тогда!
На глаз предательски навернулась слеза. Света быстро смахнула ее, взглянула на мужа и совсем пала духом: ничего не заметил. Не замечает, далеко мыслями…
Тем временем свернули с асфальта, проехали по грунтовой дороге, остановились перед воротами. Алексей просигналил «по-спартаковски» — два длинных, три коротких,— надо же, уже и условный сигнал у них! — опустил стекла, посмотрел на жену, улыбнулся своей спокойной улыбкой и сказал:
— Приехали, солнышко. Вдохни, слышишь, воздух какой?
Старается, чтобы как ни в чем не бывало, подумала Света. Сердце совсем сжалось.
Ворота открылись, муж завел машину на просторный участок с двухэтажным деревянным домом, тоже просторным. Деревья, деревья… Настоящий вишневый сад, подумала Света. Вернее, все больше яблоневый.
Конечно, их встречали. Встречали восторженно! Света почти физически почувствовала, как все тут любят ее мужа. Она заставляла себя улыбаться самой теплой, самой ослепительной из своих улыбок и знакомилась.
— Это моя жена Светлана,— говорил Алексей,— а это Надежда Викторовна, а это Захар Константинович, а это их дочь Лариса, между прочим, она пианистка, ну да я же тебе рассказывал. А это Сергей Петрович, брат Серафимы Петровны, тоже рассказывал, помнишь?
Еще бы не помнить…
— А это Валентина Андреевна, его супруга, а это Саша и Люба, дети Серафимы. Ну, то есть Саша сын, и не только Серафимы, но и Владимира Ивановича, а Любочка — Сашина жена. Ох, запутался!
Он засмеялся, а Свете показалось — нервничает все больше. И Серафима эта с языка у него не сходит…
— Ничего, — сказала она, — я разобралась. Я от Алеши,— пояснила она встречающим,— очень наслышана о вас.
И не удержалась:
— Особенно о Серафиме Петровне. А где же она?
Алексей удивленно взглянул на нее, но вопрос поддержал:
— Да, а где Серафима с Володей?
— Едут,— объяснил Захар. — Им на переезде постоять пришлось, так что чуток задерживаются. Но скоро уже будут. Да не одни.
— И Людмилу Михайловну везут? — уточнил Алеша. — Вот хорошо-то как! Все соберутся!
Еще какая-то, подумала Света. Хотя нет, вспомнила, это тоже, кажется, пациентка… Ох…
— Давайте я пока вам сад наш покажу, — предложила Надежда Викторовна. — Урожай в этом году небывалый! Яблок никогда столько не было, ветви чуть не ломаются!
— Дай гостям хоть вздохнуть, — пробасил Захар Константинович. — Сразу в сад тащит, хвастается… Морсом угости, что ж ты… Собственного же приготовления морс, с дороги-то хорошо!
— Да мы с удовольствием, — сказал Алексей, беря жену за руку. — И морсу, спасибо. И по саду пройтись. Воздух-то какой у вас тут!
…Они почти закончили осмотр сада: он оказался не просто яблонево‑вишневым, а прямо-таки ботаническим, — когда раздался тот же «спартаковский» сигнал.
— Приехали, — прокомментировал Захар. — Побегу, ворота открою.
Открывать ворота отправились, разумеется, вместе. Светино сердце застучало так громко, что испугалась — не услышал бы кто. Вот сейчас она увидит эту самую Серафиму…
Из машины споро выскочила женщина — очень не молодая, но, сразу было видно, бодрая, как девчонка. Сама энергия! Не дав никому опомниться, она кинулась к Алексею и повисла у него на шее. В буквальном смысле повисла, всем своим — немаленьким, отметила про себя Света — весом. Алеша смеялся, несколько смущенно, а Света смотрела на эту сцену с удивлением: пресловутую Серафиму она представляла себе, мягко говоря, чуточку иначе.
Затем показался представительный мужчина — он выбрался из-за руля, а за ним — статная женщина, тоже немолодая.
— Света,— позвал Алексей, выбравшийся из объятий старушки, — иди знакомиться! Это, — он опять засмеялся, — меня сейчас едва не задушила Людмила Михайловна. А это Серафима Петровна. И Владимир Иванович. Весь мой клан в сборе! А это Светлана, моя жена и Судьба жизни моей!
И он ласково поцеловал Свету.
Вот она какая, эта Серафима, подумала она. И ничего особенного, подумаешь… Мучительная ревность почему-то стала слабеть. Отчего бы это, удивилась Света? Но понимание стало приходить…
…Потом они сидели за щедро накрытым столом в беседке — осенний день выдался погожим. Чего только не было на этом столе, и больше половины — собственных урожаев и собственного приготовления. И хозяйское — Надежды с Захаром, и гостевое — Валентины с Сергеем и Серафимы с Владимиром. А они, Алексей со Светой, привезли с собой сладкое, ну да десерт — это потом…
Сидели и каждый рассказывал свою историю. Людмила Михайловна — о том, как года два назад едва не обезножела — так подвел сустав тазобедренный! Как мыкалась по врачам, как нашла Доброго Доктора Алексея Павловича да какое чудо совершили Добрый Доктор и препарат Дьюралан. «Гиалуроновая кислота!» — воскликнула она в завершение своего рассказа.
Серафима — о том, как готова была уже встретить старость с инвалидностью вместе, какое ужасное было настроение, как вот Людмила Михайловна дала ей добрый совет, как пошла она, Серафима, к Доброму Доктору да какое они с Дьюраланом, и правда, чудо.
Любочка, невестка Серафимы, смущаясь, рассказала, в какой депрессии был ее Саша из-за проблем с коленями — ведь ходить почти перестал, как свекровь со свекром убедили его не отчаиваться, а обратиться к Доброму Доктору Алексею Павловичу, как он теперь бегает и скачет как ни в чем не бывало. «Да еще как…» — начала было Серафима, но Саша сказал: «Ну, мама!», и она, прыснув, замолчала, а Владимир Иванович гулко засмеялся, и его поддержали все, а Любочка покраснела, и тогда Света заметила — она же ребенка ждет, и тоже засмеялась, тепло и радостно.
Наконец и Захар с Надеждой, перебивая друг друга, поведали, как страдала их Лариса, переиграв руки, и как навел их Сергей Петрович, с подачи сестры, конечно, на Доброго Доктора, и какое чудо совершил он вместе с Дьюраланом Эс Джей, который специально для таких случаев предназначен. «Сыграете нам, Ларисочка?» — спросил тут Алеша, и Лариса ответила: «С удовольствием, вот только в дом перейдем!»
И каждый раз выпивали понемногу шампанского — за Доброго Доктора и за здоровье. Только Алексей и Света лишь для виду пригубливали, потому что в самом начале Алеша шепнул ей: «Сегодня алкоголя ни-ни!», а она, уже почти забывшая о своих переживаниях, привычно послушалась.
Стемнело, потянуло свежестью, перешли в дом. Пили чай, пели, все больше старинные романсы, Лариса аккомпанировала на пианино. Потом вдруг заиграла вальс, и Серафима прошлась с сыном в туре, а Алеша со Светой присоединились к ним.
Потом, уже заполночь, гостей развели по комнатам. И, когда все утихло, Алеша тихо-тихо сказал жене:
— Вон какие все счастливые, правда? Особенно Саша с Ларисой… Пора и нам, любимая…
— Ребенка? — задохнулась Света.
— А ты против?
— Я тоже счастливая,— едва слышно прошептала она. И добавила лукаво. — Ты чудо, и твои друзья чудесные… И наша с тобой Судьба тоже чудо…
— Судьба,— повторил Алеша, привлекая жену к себе. — Счастливая Судьба…

 Материал опубликован в октябрьском номере 2013 года

Комментарии

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Сообщения блога

Травы в кляре
20.05.2019 12:38:00
ht3.jpg
Вот и подходят на грядках зеленные культуры и пряные травы. Соскучившись за...
Читать далее >>>
Написал(а): Гудвин Галина

Сообщения форума

Рассада.  (07.09.2019 14:59:01)
Читать далее >>> Написал(а): Hagar666